Антон Беляев и Therr Maitz: Очень небременские музыканты

Группа Therr Maitz весело существует уже 10 лет.  Но интерес у самой широкой российской публики проект вызвал совсем недавно, когда лидер коллектива Антон Беляев появился на Первом канале и совершил многофазовый вынос мозга у жюри конкурса «Голос».  Сайт «Музофил» уже дважды рассказывал про Антона Беляева и муравьёв-террмайтцев в его штанах. Однако всегда есть риск, что Антон Беляев, блеснув своей визиткой на центральном ТВ, снова растворится в инди-подполье.  Поэтому давайте ещё раз вспашем для Therr Maitz информационное поле! И да не зарастёт!..

Антон Беляев — Wicked Game (программа «Голос», 2013)

Весёлый человек из Магадана или, как он сам себя прозвал, «счастливый тефтель» Антон Беляев до первого матюка кажется иностранцем. Культовый и ультрамодный Игорь Григорьев, для которого Антон продюсировал альбом «Сны моей весны», назвал его «самым крутым «фирмачём» в современной музыке!».

Антон Беляев и Игорь Григорьев. Запись альбома "Сны моей весны".

Я же хочу добавить, что Антон Беляев – шикарный вокалист. И если когда-нибудь Peter Gabriel или Sting в последний момент кинут Россию с гастролями, их может легко заменить Антон Беляев, и мало кто подметит разницу!

Антон Беляев и Алёна Тойминцева — Hit the Road, Jack! (программа «Голос», 2013)

THERR MAITZ — это Антон Беляев (вокалист, клавишные, композитор), Виктория Жук (вокал), Артем Тильдиков (бас-гитара), Борис Ионов (барабаны) и Николай Сарабьянов (гитара). Антон Беляев и Виктория Жук являются резидентами Jazz Parking со дня основания проекта.
Эти парни рвут любой танцпол, концертный зал или открытую площадку. Команда работает в различных стилях: трип-хоп, acid jazz, breakbeat, house, диско, фанк, поп. Therr Maitz активно гастролируют и анонсируют этой осенью релиз нового альбома, а также премьеру дебютного клипа.

Therr Maitz — Wicked Game

Группа и её солист в один момент вышли из тени столичных клубов благодаря проекту «Голос» и выступлению Антона. Он теперь — один из подопечных члена жюри шоу Леонида Агутина и то самое «медийное» лицо. Слово лицу:

Антон Беляев — интервью для DALTVonline

— Как возникла группа Therr Maitz?

Группа у меня была с того момента, как я поступил в Хабаровский институт искусств и культуры. Начиная с 97-го года менялись люди, мы работали в разных местах, ездили в Японию и по регионам России. В какой-то момент стало невозможно работать без названия. Да еще и на какой-то музыкальный конкурс нам нужно было прислать ненавистное всеми музыкантами резюме, а в нем должно было быть название. И вот случилась, как это часто бывало, алко-наркотическая история: какая-то квартира, на столе «пастила» из мартини и виски, из которой торчали бычки. «Пастила» это когда разливают на поверхность бухло и не вытирают долго. В какой-то момент мы увидели, как от подоконника квартиры на 15-м этаже идет вереница муравьев есть нашу пастилу из мартини. Кто-то что-то изрек про термитов…

Therr Maitz на фестивале Jazz Parking

— Как вы оказались в Москве?

Желание переехать было с самого начала. Дело в том, что, как только начинаешь заниматься музыкой, сразу хочешь переехать в Москву. По регионам нет поля для деятельности. Как и с любой вещью в нашей стране в принципе. У нас очень развита история с «центром Вселенной», куда надо поехать и все там делать. А с музыкой это стократно, потому что в регионах это просто не нужно никому.

— Как пошли дела в столице?

Это еще одна музыкантская иллюзия, что можно переехать куда-то и вот там-то начать заниматься творчеством. В реальности всё иначе. Мне пришлось очень сильно откатиться в нищету, начать делать аранжировки, заниматься продюсированием совершенно невероятных артистов, которых я на дух не переношу, таких как Басков, Гвердцители, многочисленные шансонье. Все это в какой-то момент меня поддерживало, помогало проникнуть вглубь шоу-бизнеса, а потом начало душить. По причине того, что получается у меня это неплохо, появился такой вал заказов, что у меня на этой почве был нервный срыв. Я делал в месяц по 15 аранжировок! Это были даже не аранжировки, а полноценный процесс: я сидел с артистами на студии, пинал каких-то аранжировщиков, писал музыкантам, привлекал живые оркестры. Меня все это захлестнуло. Наверное, тогда-то я и понял, что хватит. И мы перезапустили Therr Maitz.


— Почему на программе «Голос» ты пошёл к Агутину?

Это вопрос сродни тому, который часто нам задают в соцсетях: почему на шоу такое большое количество профессиональных людей, и что это за подстава такая, когда на деле должны петь только домохозяйки и дворники? Профессиональным артистам нужно показать себя. У нас так сложилось исторически, что показать себя довольно сложно. Поэтому для музыкантов очень важен «Голос» как лазейка. Никому не хочется играть в подвале для трёх друзей.
Кому-то Агутин подходит, потому что он в состоянии управлять. Каждый из четверых наставников имеет свои сильные стороны. Но, например, Дима Билан в большей степени является продуктом индустрии. Пелагея — самостоятельная единица, очень специальная. Она королева своей зоны, этническо-русской. И никто на это место не претендует пока. Градский любит больше всего классические голоса, он в них разбирается. Педагогические навыки его обязывают брать к себе тех, в ком он видит возможность работы над голосом. Но половина из нас — не такие. Агутин — человек, с которым всё очень понятно. Он — создающий: и творец, и продюсер.

— Ты работал с очень многими артистами нашей российской музыкальной сцены. Что ты думаешь о состоянии нашей музыкальной сцены сейчас?

Я считаю, что ситуация на поп-сцене дошла до своей критической точки, до дна. Нет школы, нет индустрии. Есть отдельные единицы. Например, есть два талантливых мальчика-звукорежиссера, которые сидят сами по себе на разных концах Москвы и работают, не образуя при этом школу звукоиндустрии. Мы везде сталкиваемся с каким-то пи***цом, везде люди, которым кажется, что они владеют секретами и не должны их разглашать. Также в России совершенно плачевная история с качеством аудиозаписи. Даже технический райдер в нашей стране — штука с большими отклонениями. Вроде все получил, но со всем этим обязательно что-то не так. И это проблема. Мы с этим боремся, постепенно обрастая своим сценическим оборудованием, которое, правда, придется возить с собой, но это не страшно. Есть еще старая школа «стряпания», начавшаяся в 85-ом году с появления более или менее талантливых поп-проектов, типа «Комбинации», когда их начали пирожками шлепать. Там и речи не идет о каком-то звуке. Там лишь нужно передать гармоничный и мелодичный материал, чтобы люди текст поняли. На этом задачи современной русской музыкальной индустрии заканчиваются, а это печально.

— Есть ли у нас исполнители, которые делают качественный музыкальный продукт?

Сейчас, пусть корявенько и не всегда так, как хочется, но образуется та сцена, которая может изменить поп-музыку. Года три назад, в поп-кругах, я сам мог говорить, что музыка, которую я делаю, никому не нужна, что это трата времени. Теперь я вижу, что это работает, что не зря этим занимаюсь. Не сказать, что это обеспечивает меня с ног то головы, но вполне кормит. Я чувствую нашу необходимость, нас зовут на вечеринки Газпрома. Правда, непонятно зачем, но нас там просят играть не кавер-программу, а свои песни. Нужно работать сейчас. Поэтому мы задержали пластинку, задержали видео. Когда будет подходящий пик активности, мы вывалим в интернет наши новые трэки. Надеюсь, это сработает. Понятно, что мы в псевдоситуации. Всё взорвалось, но настоящей долгой любви тут нет, это не народная любовь и признание. Это волна. Надо прыгнуть и проехаться немножко. Чем дольше – тем лучше.

Источники: fastcult.ru, fraufluger.ru

========================================================================================