Наше радио – преступление против русской культуры

 

evgeny fedorov tequilajazzz zorge евгений федоров

«Еще в самом начале я говорил Мише Козыреву, что «Наше радио» — это серьезное преступление против русской культуры в целом.  Такая радиостанция могла бы существовать, не будь она одна. Сейчас же получается, что  “Наше радио” приватизировало так называемый русский рок.»

По случаю выхода дебютной пластинки группы Zorge ее лидер Евгений Федоров объяснил Interview, почему распустил Tequilajazzz, рассказал о сотрудничестве с группой «Колибри» и том, почему не любит «Наше радио».


Группа Tequilajazzz распалась буквально за несколько недель до 18-летия, тихо, без громких слов и помпезного прощания. При этом ваша новая группа Zorge целиком и полностью наследует музыкальный багаж “Текилы”. Зачем тогда все это было?

Группа Tequilajazzz просто не могла больше существовать в прежнем составе. В том виде мы не доставляли радость — по крайней мере друг другу. Иногда приходится производить хирургические операции (назовем это полевой хирургией на поле боя), чтобы организм функционировал дальше. Может быть, не в полном объеме, как может показаться старому фанату, но по крайней мере достаточном для того, чтобы хотелось продолжать высказываться. Конечно, то, что сейчас происходит, является органическим продолжением Tequilajazzz.

Так ведь и группы – меняются, чтобы остаться живыми.

И это нормально. Мне как раз очень подозрительны группы, которые никогда не меняются. И тут бывает по-разному: либо они очень сильно любят то, чем занимаются с первой секунды, либо туповаты. У меня, скажем, в этом плане нет вопросов к Игги Попу, помнится, Гребенщиков говорил: «Консервативней меня только Игги Поп» (при этом я знаю великолепную песню, которую он исполнил на пластинке Ryuichi Sakamoto – и это абсолютный поп-шлягер). Так вот, у меня нет вопросов к Игги Попу, который позволяет себе не меняться год от года, но возникают вопросы к людям, которые пытаются повторить его подвиг и из года в год играют один и тот же рок-н-ролл, один и тот же рифф. Впрочем, это никак не отменяет заслуг тех, кто не делает ничего нового, но сохраняет традиции. Если бы все были модниками и играли на синтезаторах в узких брючках, мы бы не знали, что на свете кто-то может играть блюз. А ведь кто-то должен это делать. Пару таких людей мы привлекли и на нашу новую пластинку: там можно услышать нехарактерные для инди-формаций вещи. А мы все-таки инди-группа – не в том смысле, что играем инди-рок, а independent по своему смыслу.

evgeny fedorov tequilajazzz zorge евгений федоров


В середине 90-х казалось, что этот самый independent – настоящая сила в русском шоу-бизнесе. Радиоротация, клипы на MTV, сейчас все это уже кажется сном.

Наверное, я скучаю по тем временам. Тогда появилось огромное количество артистов, которые стали заметными и влиятельными, будучи независимыми – по факту существования на маленьких лейблах. И это в принципе обычная мировая практика, те же Depeche Mode изначально независимые музыканты. Вот и в нашей стране был такой всплеск – этих групп вдруг стало так много, что их невозможно было игнорировать.

Но сейчас-то их с успехом игнорируют, причем даже бывшие соратники работают по принципу формата. «Наше радио» вообще превратилось в какую-то «Фабрику звезд». Это ведь удивительный случай, когда контркультурная музыка превращается в то, против чего она выступала.

Я иногда включаю «Наше радио» минут на пять, на большее сил не хватает. У нас это называется «пятиминуткой ненависти». В лучшем случае услышишь группу «Аквариум». Там есть и другие симпатичные артисты, но 99% — унылое говно. Еще в самом начале я говорил Мише Козыреву, что «Наше радио» — это серьезное преступление против русской культуры в целом. У юношей, которые начинают заниматься музыкой, складывается ощущение, что для того, чтобы выжить, необходимо существовать в стилистических рамках «Нашего радио». Такая радиостанция могла бы существовать, не будь она одна. Сейчас же получается, что “Наше радио” приватизировало так называемый русский рок, будь он неладен. Люди, делающие фестиваль “Нашествие” — высочайшие профессионалы, одни из лучших в России, но когда меня спрашивают, участвую ли я в фестивале “Нашествие”, я отвечаю: “Слава богу, нет”. Потому что ореол, который ему сопутствует, — не то, с чем хотим ассоциироваться мы.

evgeny fedorov tequilajazzz zorge евгений федоров

«Свой среди чужих, чужой среди своих» — это вообще про вас. Сложно представить себе другого российского панк-рокера, который бы впоследствии стал записывать музыку для фильмов и спектаклей.

Тут нет никакого противоречия. Мы никогда не называли себя панк-рокерами, кроме как в интервью — чтобы было понятно, о чем вообще идет речь. Себя мы называли «битничками». В этом определении нет стилистической привязки, появляется совсем другой смысл. Один наш товарищ хорошо сказал: «Панк — это не облеванный пэтэушник, панк — это элитарное безобразие». Люди, создававшие панк-культуру, не были детьми из мажорных семей, но в духовном плане они были богачами. Дети известных театральных режиссеров, писателей, музыкантов, они были превосходно образованы. И так по всему миру же: вспомните Малкольма Макларена, клуб CBGB… Мы просто озвучиваем окружающую среду так, как нам хочется. Мою музыку слушает мама, а потом едет в филармонию на Дворжака — и мы говорим с ней на одном языке. Это все одна культурная среда.

А ваша совместная работа с группой «Колибри» – это из области программируемого?

Я ходил на все концерты «Колибри» – по той причине, что был влюблен в одну из солисток. И я у них научился очень многому — несмотря на то, что это девочки, а я мальчик, который вроде бы делает все по-другому. По этой причине я люблю почитать женскую прозу: любопытно узнавать, что думают женщины о нас, таких больших парнях, уверенных, что все находится в их руках. Я законченный феминист. К примеру, мечтаю, чтобы в этой стране руководителем была женщина. Мальчики – тупые самовлюбленные животные, а девочки – наоборот. «Колибри» научили меня женскому взгляду, и это очень важно.

Известно, что запись нового альбома Zorge финансировалась фанатами. Для России это прецедент.

Да, пластинка была записана на народные деньги. Тут действовала система предпродажи — то, что называется print on demand. Собранные 10000 долларов обеспечили жизнь в студии «Добролет» на месяц: две недели записывали альбом и две недели его сводили. Качественно записать альбом — довольно дорогая штука. И этот бизнес сейчас умирает, потому что люди имеют возможность сочинить музыку прямо в компьютере и считают, что этого достаточно. В результате мир рискует потерять такую профессию, как звукорежиссура. Уверен, что музыка должна оплачиваться. Я сам хожу часто по торрентам, скачиваю пластинку и не плачу за это ни копейки. Но тех музыкантов, которые мне понравились, я был бы рад отблагодарить — как сделал это в случае с последним альбомом Radiohead. Точно так же наш альбом можно бесплатно скачать на сайте Kroogi.com, можно купить диск или выразить благодарность, просто заплатив сколько не жалко. 682 человека, давших деньги на запись, получат свои экземпляры первыми. И я знаю их поименно.

Прослушать и скачать музыку Tequilajazzz и Zorge на сайте Kroogi.com

Печатается с сокращениями.
Источник: Журнал «Interview»

========================================================================================