Новый джаз в России и его истоки в СССР, часть 3

mihail mitropolsky михаил митропольский художник юрий лытнев

художник юрий лытнев

«Для того, чтобы схлынула волна эйфории от внезапно возникшей свободы и интереса к нашим джазменам, понадобилось меньше 10 лет».

Михаил Митропольский — Джазовый обозреватель, радио- и телеведущий. Член Московской и Международной Ассоциации джазовых журналистов. Более 30 лет занимается исследованием джазовой музыки и пограничных музыкальных явлений.

Часть 1, Часть 2

 

Новый джаз во время Перестройки. Не тут то было

Эйфория, поддержанная западными продюсерами, клюнувшими на слова «Перестройка, Гласность, Горбачев», распространилась и на джаз. Немало российских джазменов на этой волне отправились искать музыкантское счастье на Запад. Среди них были и деловитые представители мэйнстрима (Игорь Бутман, братья Ивановы), и музыканты нового

vyacheslav ganelin вячеслав ганелин

вячеслав ганелин

джаза, не верившие в счастливую перспективу на родине (Вячеслав Ганелин, Михаил Альперин).

Из самых солидных начинаний, связанных с перестройкой, нужно отметить фестиваль «Альтернатива», который первоначальнобыл затеян пианистом Алексеем Любимовым для освоения радикальных направлений академического авангарда. Позже этот фестиваль расширил рамки, обращаясь к авангарду в джазе, роке, к электронной музыке.

В ответ на возникновение в середине 80-х знаменитой «Поп-механики» уникального питерского пианиста и генератора идей Сергея Курехина в 1985 году в Москве возникает «Оркестр московских композиторов», в котором собирается большой ансамбль импровизационной элиты, не имеющей отношения не только к официальному Союзу

volkovtrio волковтрио

волковтрио

композиторов, но подчас и к самой Москве.

Очень важную для становления национальной новоджазовой школы линию в 80-е годы проводил ленинградский трубач Вячеслав Гайворонский, пятнадцать лет проработавший вдуэте с контрабасистом Владимиром Волковым. Позже поднаторевший в новых выразительных возможностях Волков обратился к другим проектам — интернациональным «Вершками-да-Корешками» и рок-авнгардному «Волковтрио».

В эти годы активизировалась норвежская, а затем и европейская карьера пианиста Михаила Альперина, получившего контракт на преподавание в Академии музыки (Осло), расширилась мировая активность Владимира

sainkho namchylak sergei kurehin сергей курехин саинхо намчылак

сергей курехин, саинхо намчылак

Тарасова, Владимира Чекасина, регулярно шли перформансы Сергея Курехина. В Москве объявилась тувинская вокалистка Саинхо Намчылак.

Перемены коснулись и издательской деятельности. В самом начале 90-х начали активно издаваться авангардные CD.

Изголодавшийся внутренний рынок на первых порах представлялся огромной пустыней, осваивать которую предстоит многим поколениям создателей «умной» музыки. Понадобилось не так много лет, чтобы развеять это заблуждение.

 

Коммерциализация джаза в постперестроечное время

Волна эйфории от внезапно возникшей свободы и интереса, который вдруг стал проявлять Запад к нашим джазменам и, в частности, авангардистам, довольно быстро схлынула. Cтруктура джазового сообщества претерпела серьезные изменения. Постепенно сформировались джазовые кланы, поделившие джазовый коммерческий рынок на части. Этот рынок оказался полностью ориентированным на коммерческий продукт.

Джазу пришлось принимать условия игры шоу-бизнеса, которые моментально связали всю концертно-медийную систему в стране младенческого бандитского капитализма. Сама джазовая среда выдвинула деятелей с бизнес-талантом – Даниил Крамер, Игорь Бутман, Георгий Гаранян, братья Ивановы, Анатолий Кролл.

igor butman larisa dolina игорь бутман лариса долина

игорь бутман, лариса долина

Руководящей идеей стало соответствие главным принципам, позволяющим продать свое искусство – простота, доходчивость, реклама, ориентация на вкусы платежеспособной публики.

Как только пропала необходимость в социальной функции джаза и оголилась чисто музыкальная его сторона, от него огромными кусками стала отваливаться аудитория. Покупателей продукта под названием «джаз» стало легко обвести вокруг пальца. Благодаря такой возможности, афиши пестрят именами джазовых «звезд». Скажем, в Кремлевском Дворце съездов выступает оркестр Гленна Миллера, уровень которого ниже всякой критики. Регулярно проводятся фестивали под фантастическим названием «Российские звезды мирового джаза». Любопытно, знает ли мир о существовании таких звезд?

В последнее время большие концертные площадки нередко афишировали псевдоджазовые представления, в которых фигурировали одни и те же имена Дениса Мацуева, Даниила Крамера, Ларисы Долиной, Георгия Гараняна. Деградация слушательских интересов, перевод стрелок на развлекательный джаз («джазок») заметен особенно в Москве, где плотность джазовых событий весьма велика, но выступления знаковых джазовых фигур вроде Орнетта Колмана собирают не более 300 – 400 человек на весь город.

Это положение сопровождается своеобразным фоном культуровня руководства, продолжающего известные советские традиции, о которых говорили в 50-е годы «Hе бойся министра

georgy garanyan putin denis matsuev георгий гаранян владимир путин   денис мацуев

георгий гаранян, владимир путин, денис мацуев

культуры, а бойся культуры министра» – это актуально и сейчас, когда господдержка в лучшем случае может быть выделена музыкантам, сумевшим «подобраться» к чиновникам,не способным оценить уровень проекта.

В Москве чисто джазовым считается клуб Игоря Бутмана, наследующий традиции Le Club. Эта точка в течение двух-трех лет имела сильного конкурента со стороны клуба «Союз композиторов», которым руководит другой саксофонист — Олег Киреев. Джазовая деятельность клуба продолжается, но в последнее время Киреев вынужден все большее концертное время отдавать разного рода вечеринкам и выступлениям, не имеющим отношения к джазу. Эта политика показывает, что выжить на джазе клуб, находящийся в самом центре Москвы, не в состоянии. Деградация потребностей публики сопровождается творческой деградацией части музыкантов.

С другой стороны надо отдать должное росту уровня джазового музыкального образования в постперестроечное время (школа пианистов Игоря Бриля, оркестровая практика у Анатолия Кролла) в постперестроечное время, он дал нам возможность немного подтянуться к мировому уровню.

Однако, после освоения техники возникает вопрос о выборе творческого пути. Нынче легко сориентироваться, какое творчество в моде и позволяет кормиться, а чем заниматься не стоит. Это хорошо понимает еще одна категория людей, которые чутко прислушиваются к рейтингам продаж джаза, замешанного на этно-, эйсид-, постмодерн-, кроссовер-, амбиент-, фанк-, джем-бэнд и т.п. В этой ситуации поиск, творчество, глубокие, непростые и для выражения и для восприятия чувства в музыке неуместны. Комфортность и узнаваемость стали выходить на первый план.

Печатается с сокращениями.
Источник: Живой Журнал.

========================================================================================